Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

73-я морская стрелковая бригада сформирована в ноябре-декабре 1941 г. в Сибирском военном округе. Райцентр Чистоозерное Новосибирской области. Формирование шло за счёт Тихоокеанского флота. Бригада действовала в составе 7-й Отдельной армии.

В связи с большими потерями личного состава была расформирована 5 сентября 1943 г. Уцелевший личный состав был распределен по  частям Волховского фронта.

Бригадой командовали:

Рогов Николай Васильевич, полковник   (03.11.1941 - 04.06.1942)
Бураковский Иван Николаевич (04.06.1942 - 29.01.1943)
Симонов Николай Васильевич (29.01.1943 - 09.03.1943)
Лященко Николай Григорьевич (09.03.1943 - 27.05.1943)
Романенко Петр Логинович (с 27.05.1943)

Боевой путь 73-й Бригады

Синявинская операция 1942 года

27 августа 1942 года после двухчасовой артиллерийской подготовки, завершившейся мощным 10-минутным налетом реактивных снарядов, весь правый фланг и центр 8-й армии от мыса Бугровского на Ладожском озере до опорного пункта Вороново пришел в движение. Наступление началось и в течение двух дней развивалось успешно. На направлении главного удара была пересечена Черная речка и оборона врага прорвана. К исходу второго дня наши части подошли к Синявину.

Чтобы приостановить наступление, немцы стали спешно стягивать к месту прорыва отдельные части и подразделения с других участков фронта, резко увеличивая плотность огня. Они бросили в бой все, что было под рукой, подтянули артиллерию и перенацелили почти всю авиацию, базировавшуюся под Ленинградом. Сопротивление вражеских войск с каждым днем возрастало. 29 августа на поле боя появилась 170-я пехотная дивизия немцев, только что прибывшая из Крыма. Усиленная танками 12-й танковой дивизии, снятой с невского участка Ленинградского фронта, она с ходу атаковала наши части. Завязались тяжелые встречные бои. Требовались колоссальные усилия для преодоления каждого метра заминированной территории. Авиация противника непрерывно висела над нашими боевыми порядками. Фашисты засыпали наступающие части снарядами и минами.

Начиная с третьего дня операции наступление сильно замедлилось. Первый эшелон прорвал вражескую оборону на фронте в пять километров и углубился в ее боевые порядки на расстояние до семи километров. На этом дело застопорилось. Атаки 8-й армии день ото дня становились слабее. На пятые сутки удары первого эшелона уже не приносили желаемых результатов. Этот момент командование фронтом сочло подходящим для ввода в сражение второго эшелона. Командир 4-го гвардейского корпуса генерал Гаген, получает приказ на ввод корпуса в сражение. Развертывание 4-го гвардейского стрелкового корпуса проходило в трудных условиях. Бойцы преодолевали обширные Синявинские болота, в ходе боя прокладывали дороги и одновременно отражали атаки противника. Ввод корпуса в сражение не был должным образом обеспечен артиллерийским огнем и авиацией.

К 5 сентября наибольшая глубина прорыва составила девять километров. К этому времени нашим войскам противостояло пять пехотных, три горно-егерские и одна танковая немецкие дивизии. Фашистское командование подтянуло к участку прорыва большое количество артиллерии, в том числе тяжелой, а также особой мощности, переброшенной из Крыма или снятой непосредственно из-под Ленинграда, и нацелило на место прорыва большую часть авиации 1-го воздушного флота. Чтобы избежать катастрофы, вспоминал Манштейн, Гитлер приказал ему немедленно взять на себя командование этим участком фронта. Сначала только отдельные пехотные части, а затем целые дивизии и артиллерийские части из армии Манштейна, предназначенной для штурма Ленинграда, были втянуты в бой по отражению наступления Волховского фронта, пока в него не ввязались все те соединения 11-й армии, которые оказались на севере.

Скоро наступило равновесие сил. После 4 сентября мы не смогли продвинуться ни на один метр. Противник отбивал все атаки наших войск. Тогда Военный совет фронта решил ввести в бой третий эшелон. Одновременно наносила встречный удар Невская оперативная группа Ленинградского фронта. На этот раз она начала действовать более активно. Но и это не помогло изменить ход событий. 2-й ударной армии удалось ликвидировать несколько огневых точек врага и местами улучшить занимаемое войсками положение. Однако для развития наступления сил оказалось недостаточно.

Справедливость требует отметить, что 2-я ударная армия не оправдывала тогда свое громкое название. К моменту ввода в сражение в нее входила одна стрелковая дивизия восьмитысячного состава и одна стрелковая бригада. Поэтому никакого наращивания сил не произошло, и удар получился слабый.

Отразив наступление 2-й ударной армии, немецкие войска, в свою очередь, сами нанесли 10 сентября удар по нашим флангам у основания прорыва. Завязалось упорное встречное сражение, вынудившее 2-ю ударную армию перейти к обороне. В последний раз эта армия сумела вклиниться в расположение врага 17 сентября. 20 сентября противник перешел в контрнаступление, пытаясь отрезать наши авангардные части. Предварительно Манштейн получил крупные подкрепления: две бомбардировочные эскадрильи с Центрального фронта, две - с Южного, одну - из Кенигсберга и еще две группы бомбардировщиков - со Сталинградского фронта. Шесть пехотных дивизий, три горно-егерских и части танковой дивизии врага стали сжимать клещи вокруг нашего авангарда. На земле и в воздухе развернулось ожесточенное артиллерийско-авиационное сражение.

Контрнаступление было организовано с севера и юга, из опорных пунктов уцелевшего фронта, чтобы отрезать вклинившиеся русские войска прямо у основания клина.

С юга наступал немецкий 30 Армейский Корпус в составе 24-й, 132-й и 170-й пехотных и 3-й горнострелковой дивизий, с севера из рощи "Круглая" - занимавший и ранее этот участок фронта 26-й корпус с 3 дивизиями: 121-й пехотной, 5 и 28 горнострелковыми (легкие пехотные ) дивизиями. 22 сентября 132-я пд взяла штурмом д.Тортолово, и захватила стратегически важные высоты чуть севернее. 23 сентября во многом благодаря хорошо организованной авиационной поддержке части 26-го армейского корпуса  заняли северо-западную часть Гайтолово, а полки 24-й пд в эти дни достигли местности 1 км южнее Гайтолово. 25 сентября южная группа немецких войск врывается в Гайтолово и устанавливает связь с частями 26-АК, тем самым советские 4-й и 6-й гвардейские корпуса, 2-я уд. А и 8-я А окончательно отрезаются от основных сил Волховского фронта. (Прим.: Так возник печально знаменитый Гайтоловский котел, еще его называют - Мешок Мерецкова). В последующие дни немцами были успешно отражены сильные атаки войск Мерецкова с востока, имевшие целью деблокировать окруженные советские части. Одновременно немцы приступили к ликвидации окруженных советских частей

Наши войска упорно пытались закрепиться на достигнутых рубежах, возводя в ночные часы оборонительные сооружения. Но днем противник непрерывной бомбежкой сравнивал их с землей. Затем за ночь наши бойцы снова их возводили. Так продолжалось несколько суток.

Оценив создавшуюся обстановку, а главное, учитывая значительное превосходство сил врага, советское командования приняло решение отвести войска из района прорыва в исходное положение и прочно закрепиться на прежних рубежах. 27 сентября был отдан приказ о выводе всех наших частей, находившихся западнее Черной речки, на восточный берег. Для обеспечения отхода и завершения операции была срочно переброшена на Синявинский участок фронта 73-я бригада, державшая до этого оборону на берегу многоводной Свири в районе разрушенного и сожженного Лодейного Поля.

Через Волховстрой и далее на запад мы шли форсированным маршем, делая днем непродолжительные остановки. По мере приближения к цели все чаще стали появляться вражеские самолеты-разведчики, за ними прилетали истребители и бомбардировщики. Они обстреливали наши колонны, сбрасывали бомбы. Все говорило о том, что мы приближаемся к горячему участку фронта

Всю ночь с 25 на 26 сентября мы быстро шли по хорошо укатанной дороге. Справа и слева от нас гремел бой. А дорога все дальше вела нас к острию клина, где бой шел с особенной силой. Это немецкие войска пытались взять в клещи нашу группировку

Перед бригадой была поставлена задача втиснуться между огненными челюстями клещей и не дать им сомкнуться. Для этого требовалось во взаимодействии с остатками уже сражавшейся здесь дивизии и при поддержке одной танковой роты захватить три небольшие безымянной высоты между поселками Гайтолово и Тортолово.

В это время войска, находящиеся в котле между Мгой и Гайтоловым продолжали борьбу несмотря на окружение и безвыходность положения. Немецкие войска подтянув мощную артиллерию фронта начали вести непрерывный огонь по району котла который был покрыт густым лесом. Лесной район окружения в течении нескольких дней был превращен в поле, изрытое воронками. Получив приказ отходить, окруженные войска начали переправу через Черную речку. С болью в сердце солдаты оставляли эти метры родной земли, искалеченной пролетевшим над ней военным ураганом.

В ночь на 27 сентября батальоны моряков по гатям и еле заметным тропам преодолели болото шириной около 2 километров и сосредоточились перед высотами. Утром они атаковали противника, выбили его из первой траншеи, после чего бойцы второго батальона овладели средней высотой и прочно закрепились на ней. А через несколько часов бойцы роты под командованием старшего лейтенанта А.И.Куца и старшего политрука А.И.Сеннова скрытно подобрались ко второй высоте и внезапной атакой около полуночи овладели ею.

Удерживая впоследствии в течение двух недель эти две небольшие высотки, господствующие над заболоченной местностью, бригада дала возможность выйти из мешка войскам фронта, продвинувшимся в ходе операции к Синявину на 10 - 12 км. Две недели бой не прекращался ни днем ни ночью. Были бесчисленные атаки пехоты, танков, наши порядки беспрерывно бомбила авиация, отдельные позиции по нескольку раз переходили из рук в руки, но моряки намертво вцепились в склоны высоток среди болота и не отступили ни наБывший тогда командиром бригады Иван Николаевич Бураковский отмечает, что достойна восхищения невиданная стойкость морских пехотинцев. Небольшая по численности бригада смогла продержаться целых две недели , тогда как в условиях аналогичных напряженных боев случалось, что в течение двух-трех суток таяли дивизии. Очевидно наступила зрелость бригады как боевого соединения. В этих боях проявили себя ком. батальона - капитан-лейтенант Н.Скляров ком. батальона - майор В.Бирюков и Г.Аниськов рота ст.лейтенанта А.Лопатина способствовала переходу через линию фронта большой группы наших войск разведчики старших лейтенантов Д.Юринова и Ф.Маслова выискивали проходы через болото и выводили подразделения в назначенных направлениях отличились бойцы противотанковых батарей - подчиненные офицеров И.Макурова, Н.Понятовского, В.Соколова. ком. роты противотанковых ружей С.Саркисян с группой бронебойщиков прикрывали дорогу Из всей второй роты третьего батальона остались в живых только ком. роты Б.Романов и снайпер П.Храмцов. Оборонялись до последнего командиры рот Ковалев, Моисеенко, Смолин, Шевченко, Шевцов, командиры батарей Воронцов, Павлов и многие другие.

Основная масса войск, с боями вышла на восточный берег р.Черная к рассвету 29 сентября. Последняя попытка прорваться из окружения советскими войсками принималась 30 сентября. После этого немцы окончательно соединяются на берегах речки Черная. До 2 октября территория котла прочесывается, остатки советских подразделений ликвидируются. После этого активные боевые действия были прекращены. Наши войска, а также и войска противника возвратились примерно на старые позиции.

По немецким данным: ко 2 октября немецкие войска закончили бои в котле. С русской стороны в сражении участвовала 2 ударная армия, состоявшая не менее чем из 16 стрелковых дивизий, 9 стрелковых бригад и 5 танковых бригад. Из них в котле было уничтожено 7 стрелковых дивизий, 6 стрелковых бригад и 4 танковые бригады. Немецкими войсками было захвачено 12000 пленных, уничтожено 300 орудий, 500 минометов и 244 танка.

Собственные потери по данным штаба группы армий ''Север'', в период с 28 августа по 30 сентября 1942 г., составили: 671 офицер и 25 265 унтер-офицеров и рядовых. Из этого числа 172 офицера и 4721 солдат были убиты. Наиболее значительный урон понесли штурмовые подразделения пехоты и военно-инженерные части.

По данным штаба Волховского фронта: безвозвратные потери составили 40 085, санитарные потери - 73 589 солдат и офицеров РККА. Всего 113 674 человек.

9 октября обороняемый бригадой участок был сдан 327-сд. На нем остались только артиллерийские дивизионы майоров Д.А.Морозова и Салтыкова, а также минометный дивизион майора А.Г.Панфилова, которые еще пять суток помогали подразделениям дивизии отражать атаки врага.

Таков был конец Синявинской операции. Волховскому и Ленинградскому фронтам не удалось в то время прорвать блокаду Ленинграда. Однако расчеты гитлеровского командования взять штурмом город Ленина потерпели полный крах. Соединения армии Манштейна, имевшие, по мнению гитлеровских лидеров, богатый опыт по захвату приморских городов, были разгромлены (еще до ввода их в бой непосредственно за Ленинград) на Синявинских высотах и в близлежащих лесах. Как признался генерал-фельдмаршал Манштейн, "о наступлении на Ленинград теперь не могло быть и речи".

Операция "Искра" 1943г.

В середине декабря 1942 года началась подготовка новой операции по прорыву блокады Ленинграда, получившая наименование Искра. В ней нашей бригаде отводилась сравнительно скромная роль - обеспечить левый фланг войск Волховского фронта при их прорыве и последующем наступлении. Для этого бойцам предстояло продвинуться на один километр в глубь обороны противника на участке Тортолово - Мишкино, после чего развернуться фронтом к югу.

Роль скромная, задача как будто простая. После стокилометрового марша бригада сосредоточилась в лесу в двенадцати километрах от линии фронта. Настроение было у всех приподнятое. После победы наших войск под Сталинградом все рвались в бой. Разорвать огненное кольцо блокады во что бы то ни стало - такое стремление владело каждым.

Вместе с тем мы учитывали по опыту неудавшейся Синявинской операции, что выполнение стоявшей перед нами задачи будет далеко не простым делом. Во-первых, возвышенность на месте бывшего населенного пункта Тортолово была сильно укреплена и представляла собой нечто вроде форта среди болота. Не менее сильно было укреплено и Мишкино. Во-вторых, между обоими пунктами пролегала железная дорога на Мгу, которая оборонялась противником достаточно прочно. О предстоящих трудностях свидетельствовало и заявление члена Военного совета фронта, который, будучи в штабе бригады, сказал: "Ваша задача - продвинуться на шестьсот - восемьсот метров вперед, занять Тортолово и развернуть бригаду фронтом на юг. После этого всем оставшимся - ордена и медали и три месяца на отдых и пополнение.

В течение первых двух дней боев продвинуться не удалось ни на метр. Очень живучими оказались огневые точки противника, врытые в землю. Враг применил большое количество самоходных штурмовых орудий, встречавших наши танки сильнейшим огнем.

Бойцы устали. К вечеру 13 января, после двух суток неперерывных атак и контратак, они засыпали в траншеях, невзирая на тридцатиградусный мороз и грохот артиллерийской канонады. В то же время чувствовалось по более бессистемному огню противника, что и его силы достаточно измотаны

Но действовать было необходимо, и командир третьего батальона майор И.Яркин предложил взять Тортолово ночным внезапным штурмом. Для этого командир бригады приказал выделить сводную роту.

Около часу ночи бойцы незамеченными подобрались к узлу сопротивления , обойдя его с запада. Короткую, настороженную тишину разорвали очереди автоматов, взрывы гранат. Местность вокруг озарилась мерцающим светом ракет и вспышками взрывов. Заработала артиллерия с обеих сторон: наша прикрывала роту от вражеских контратак, вражеская противодействовала прорыву моряков. Тортолово было в огненном кольце, а внутри кольца, в траншеях, дотах, блиндажах, шел ожесточенный рукопашный бой.

Однако силы оказались неравными. Нашей роте противостояла группа численностью около батальона. В этих сватках особенно отличился сержан Тищенко, возглавивший штурмовую группу.
На следующую ночь командование бригады пыталось усилить роту, но все попытки оказались тщетыми. Ценой больших потерь гитлеровцам все же удалось вытеснить моряков из Тортолово. Но, несмотря на это, бригада задача на первом этапе операции в целом выполнила. Она сковала сильную тортоловскую группировку противника и парализовала его фланговые удары.

В ночь на 17 января бригада была выведена из боя во второй эшелон. Но передышка оказалась очень короткой.

Источник: Поисковый отряд имени 73-й Морской Бригады