Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

kupol2В боевой подготовке десантно-штурмовых и разведывательных подразделений бригады морской пехоты Северного флота парашютным прыжкам отведена заглавная роль, такая же, как огневой подготовке и рукопашному бою.

- Воздушно-десантная подготовка для морских пехотинцев, – рассказывает начальник отдела боевого применения морской пехоты управления береговых войск СФ полковник Анатолий Белезеко, - это в первую очередь возможность выполнять в полном объеме задачи по боевому десантно-штурмовому предназначению и с моря, и с воздуха.

С 1999-го программа прыжков ежегодно выполняется. Ни одно батальонное тактическое учение ДШБ не проходит без высадки воздушного тактического десанта (ВТД).
В этом году все подразделения, предназначенные для действий в ВТД, успешно сдали практическую часть наземной подготовки и в апреле совершили более ста пятидесяти прыжков с парашютом – в первую очередь, разведчики, парашютно-десантная рота ДШБ, офицеры и прапорщики десантно-штурмового батальона.
- Материально-техническая база бригады, - говорит Анатолий Алексеевич, - позволяет готовить личный состав для прыжков с парашютом с соблюдением всех руководящих документов.
21 Но есть в структуре Северного флота еще подразделение, где парашютистов тоже достаточно. Это поисково-спасательная и парашютно-десантная служба (ПС и ПДС) морской авиации СФ. Возглавляет ее полковник Юрий Еремцов.
Раньше Юрий Геннадьевич служил командиром разведывательной роты. О многокилометровых рейдах разведчиков Еремцова, учебно-боевых операциях «черных беретов» до сих пор ходят легенды.
Когда ему предложили возглавить поисково-спасательную и парашютно-десантную службу ВВС Северного флота, Юрий Геннадьевич поначалу отказался: не захотел оставлять родную бригаду. Переговоры шли три года. Согласился лишь после того, как в его обязанности начальника ПС и ПДС добавили организацию парашютной подготовки для морских пехотинцев. Получилось, что и сейчас, будучи в морской авиации, полковник Юрий Еремцов «крестит» поднебесьем дорогих его сердцу морпехов.
- Воздушно-десантная подготовка в морской пехоте Северного флота, - считает Юрий Геннадьевич, - идет стабильно на «четверку». Мы проводим парашютные прыжки для «черных беретов» в комплексе с ВДП летного состава морской авиации, ее парашютно-десантных групп. Все десантно-штурмовые и разведывательные подразделения бригады МП полностью выполнили прыжковую программу подготовки.
Основной же изъян в морской пехоте, по мнению полковника Еремцова, - текучесть кадров специалистов воздушно-десантной службы. В прошлом году в бригаде из инструкторского состава оставалось всего лишь два инструктора по парашютно-десантной подготовке, которые были допущены к проведению занятий по прыжковой подготовке и контролю за укладкой парашютов. Конечно, для соединения морской пехоты этого мало. Тем более что ВДП, как уже говорилось, является основным видом боевой подготовки десантно-штурмовых подразделений «черных беретов». И если подразделению за воздушно-десантную подготовку выставляют «неудовлетворительно», то общая оценка за БП – два балла, как бы отлично после этого морпехи ни стреляли, ни демонстрировали высокое искусство рукопашного боя.
- Сейчас с кадрами стало лучше, - говорит Еремцов, - возвращаем в бригаду старых прапорщиков, которые уходили в другие подразделения. Несмотря на трудности, команда ВДС складывается крепкая, желающая готовить парашютистов. Одни братья Геннадий и Валентин Горские многого стоят.
Воздушно-десантной техникой бригада морской пехоты СФ обеспечена на сто процентов. Однако есть другая проблема. Дело в том, что организовывать и контролировать воздушно-десантную подготовку МП должны воздушно-десантные службы флота. А на сегодняшний день эта структура представлена лишь поисково-спасательной и парашютно-десантной службой морской авиации.
- Как таковой ВДС флотов нет, - рассказывает Юрий Геннадьевич. - Хотя необходимо, чтобы в управлении боевой подготовки СФ был офицер, который отвечал бы за десантную подготовку частей морской пехоты и летного состава. Потому что морская авиация не может, в частности, командовать береговыми войсками. И чтобы решать вопрос о проведении совместных сборов, приходится делать «крюк» через начальника штаба СФ, заместителя командующего по боевой подготовке, которые уже сами дают указания «береговикам».
Особенно актуальна и проблема проведения сборов для инструкторского состава морской пехоты, который должен быть на голову выше своих подопечных и соответственно иметь больше прыжков. Раньше в МП была группа подготовки инструкторского состава парашютно-десантной подготовки из офицеров и прапорщиков бригады. Сейчас ее нет. Хотя возрождать эту группу надо, чтобы каждый инструктор в ДШБ имел не менее ста прыжков. Понятно, что при годовой норме в шесть прыжков до инструкторской «планки» без специальных сборов не дотянуть.
Проблема выделения авиационной техники и подготовки летных экипажей для десантирования – также хронически больной вопрос. Все упирается в нехватку денег.
- Большая у нас загвоздка, – говорит полковник Еремцов, - это оборудование Ми-8 для прыжков морской пехоты. Инженерно-авиационная служба морской авиации ВМФ не очень-то помогает, а ведь только она может делать заказы на заводы от ВМФ на авиационные запчасти. В прошлом году выделили для переоборудования двух вертолетов СФ 90 тысяч рублей, но эти деньги забрали на закупку другого оборудования и снаряжения. В этом году выделили уже 45 тысяч рублей для переоборудования. Как они будут освоены и когда? Обещают, что сделают все, но воз и ныне там. А вертолет, переоборудованный под десантный вариант, нужен как воздух, который наполняет наши купола…
Есть в организации воздушно-десантной подготовки и такие проблемы, решить которые, казалось бы, можно было давно. Надо лишь выполнить предписание руководящих документов. Один из таких документов – Директива начальника Генерального штаба Вооруженных Сил РФ о введении должности заместителя начальника ПС и ПДС по ПДП. Однако она не выполняется. Это, кстати, и отметил на последних сборах начальников ПС и ПДС начальник Федерального управления авиационно-космической службы поиска и спасания генерал-майор Пронин. Не выполнена и директива начальника Главного штаба ВМФ о создании штатной спасательной парашютно-десантной группы на каждом флоте.
Однако полковник Еремцов рук не опускает: во-первых, не в его характере это, да и с небом сроднился раз и навсегда.
Под стать и его нынешние подчиненные, до самозабвения преданные, как и он, заполярному небу, белым куполам: майор Николай Куликов, старшие прапорщики Юрий Березин и Виталий Ермилов, прапорщики Владимир Федяй, Игорь Чайковский и Михаил Синюков.
Не раз слышал, что парашютизм – это не просто спорт или вид боевой деятельности. Для них, сильных и мужественных людей, это призвание, образ жизни.

Источник: Сергей ВАСИЛЬЕВ, «Красная звезда».